Все новости

Павел Латушко: кризис в Беларуси как тест эффективности Евросоюза

Архив новостей

Интервью Павла Латушко

Источник: Euronews

Бурная история стран, входивших в состав Организации Варшавского договора, после падения «железного занавеса» сопровождалась появлением целого ряда авторитарных режимов различного толка — от типичных деспотических, установившихся в среднеазиатских республиках, например, Таджикистане и Туркменистане, до олигархических, как в Украине времен Януковича, или националистических, как в 90-х годах в Сербии. Однако даже на этом пестром фоне на сегодняшний день ярко выделяется один режим, о котором долгое время было относительно мало слышно, — диктатура, созданная Лукашенко в Беларуси.


Представляется, что сейчас, в 2021 году, именно он должен находиться в фокусе внимания Запада по двум основным причинам. Во-первых, его история наиболее четко демонстрирует ограничения Восточной политики ЕС в отношении режимов, сочетающих репрессивную внутреннюю политику со взвешенной внешней политикой, особенно с учетом фактора России. Во-вторых, его настоящее является своего рода лакмусовой бумажкой, испытанием эффективности ЕС в деле защиты лежащих в его основе демократических ценностей.

Это особое значение Беларуси связано с несколькими важными особенностями диктатуры Лукашенко, которые долгое время в недостаточной мере учитывались Западом.

Так, в отличие от внешне похожего режима Януковича в Украине, Лукашенко изначально полностью подчинил себе абсолютно все финансовые потоки страны, со временем создав своих собственных, «карманных» олигархов. Полный финансовый контроль над страной исключил возможность создания альтернативных центров политической силы, как это имело место в Украине, а прямая зависимость любого частного капитала от контролирующих их органов госбезопасности на долгие годы заморозила процессы формирования среднего класса, а вместе с ним и гражданского общества как необходимых предпосылок демократизации страны.



Инвигиляция, прослушка, абсолютный контроль во всех сферах общественной жизни со стороны государства были позаимствованы из СССР. Страна уже многие годы буквально переполнена представителями различных служб госбезопасности, имеющих огромный, частично засекреченный бюджет и неограниченные полномочия.

Таким же полным является контроль за радио и телевидением. В то время как, например, в современной России еще существуют оппозиционные теле- и радиоканалы, в Беларуси они исчезли много лет назад. Сегодня государственные телеканалы действуют по типичным схемам тоталитарных режимов прошлого, распространяя лживую информацию, прямые угрозы в адрес представителей гражданского общества, транслируя показные «покаяния» протестующих после избиений и пыток, разжигая рознь внутри страны и открыто призывая к физическим расправам. Основной целью при этом является полное расчеловечивание протестующих в духе пропагандистской машины гитлеровской Германии. В связи с этим беларусы прозвали государственные каналы «Геббельс-ТВ».


Что касается самых последовательных и влиятельных борцов с режимом, то те из них, кто не успевал выехать за рубеж, в полном соответствии с традициями наиболее агрессивных режимов по официальной версии исчезали, а в реальности были тайно убиты либо — как это произошло с известным журналистом Павлом Шереметом — становились жертвами публичных покушений.

Все перечисленное — это лишь некоторые характерные черты беларуского режима, однако даже они позволяют выделить главное: за 26 лет правления Лукашенко не просто превратил страну в автократию, Беларусь превратилась в настоящую квинтэссенцию диктатуры, вобрав в себя самые уродливые черты многих исторических и современных режимов и успешно замаскировав их внешним лоском дипломатических раутов и пустыми заявлениями о партнерстве и компромиссах.

Именно это, а не некая мифическая незрелость беларуского общества, его неготовность следовать по демократическому пути, о которой столь часто рассказывали западным политикам министр иностранных дел Макей и сам Лукашенко, объясняет тот факт, что общественно-политическая жизнь в Беларуси на долгие годы погрузилась в летаргический сон.

Вместе с тем, беларуское общество никогда не «засыпало» полностью, хотя абсолютный контроль за ним и привел к постепенному снижению градуса протеста. По сути, люди в Беларуси начали жить в своеобразном параллельном мире относительно государственных структур, пересекаясь с ним только по воле случая или по необходимости, и долгое время казалось, что такая ситуация устраивает всех. В первую очередь она устраивала, конечно же, самого Лукашенко, однако и западное общество реагировало на постепенное сползание в пучину персоналистской диктатуры достаточно индифферентно, реагируя лишь на самые сильные «раздражители», такие как, например, политзаключенные.

Превалировал внешнеполитический расчет: Лукашенко удачно позиционировал свой режим как потенциально реформируемый в отдаленной перспективе, а также как гарант безопасности в регионе, играя на противоречиях между Россией, Украиной и Западом. При этом теоретические ограничения Восточной политики ЕС и его стран-членов, направленной исключительно на разрядку напряженности и поиск компромиссов, отсутствие единой, жесткой позиции Запада по вопросам вопиющих нарушений гражданских прав и свобод позволили Лукашенко кирпичик за кирпичиком выстроить самую жестокую, антигуманную репрессивную машину в Европе за последние 40 лет.


В этом состоит важный исторический урок и послание для объединенной Европы сегодня и в будущем: компромиссы с диктатурами только усиливают их аппетит и укрепляют веру в то, что Запад слаб и не способен защищать свои ценности.

Однако важность кризиса в Беларуси не только в этом историческом уроке — он имеет и куда более важное на данный момент практическое измерение, связанное с тем, что в 2020 г. политическая ситуация в Беларуси изменилась коренным образом. То самое гражданское общество, которое так старательно зачищал Лукашенко и которое вроде как научилось жить в «параллельном мире», неожиданно для всех заявило о себе в полный голос. Сотни тысяч людей, возмущенные вызывающей фальсификацией голосов, вышли на улицы городов для поразительно мирного, самодисциплинированного и в то же время мощного протеста. В результате обезумевший от страха режим продемонстрировал всему миру ту самую репрессивную машину безудержного насилия, которую он так старательно создавал за кулисами международных форумов и конференций, и начал тотальную зачистку гражданского общества.


10 бесконечных месяцев убийств, арестов, избиений, расстрелов резиновыми пулями и забрасывания светошумовыми гранатами, изнасилований резиновыми дубинками, пыток и издевательств, политических приговоров в отношении десятков тысяч граждан, зафиксированных в докладах представителя ОБСЕ Вольфганга Бенедека и Верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет, ставят перед ЕС и его странами-членами острый, выводящий за пределы привычной комфортной политической рутины вопрос: имеет ли ЕС как сообщество государств, основанное в первую очередь на общих ценностях соблюдения прав и свобод человека, политическую волю для защиты этих ценностей в соседних с ним европейских странах?

Ответ на этот вопрос крайне важен для беларусов, однако, как представляется, не менее важен он и для самого Евросоюза.


При этом найти ответ на него необходимо быстро, а любая слабость, проявленная в этой связи, неизбежно ослабит международную позицию ЕС как в Европе, так и в мире в целом и усилит давление на нее со стороны России. Более того, она также приведет к дальнейшему усилению репрессий в рамках тоталитарного государства, создаваемого прямо у нас на глазах Лукашенко, и уничтожению того самого беларуского гражданского общества, которое — и это важно понимать — и является ключевой преградой на пути возможной ассимиляции Беларуси Россией. Такое развитие событий, в свою очередь, неминуемо приведет к гуманитарной катастрофе и резонансному региональному конфликту, в который могут быть втянута Украина и ряд государств ЕС.

Кремль прекрасно проинформирован о настроениях беларусов, и именно они мешали и продолжают мешать ему начать «интеграцию» в полном объеме. Сейчас Россия просто выжидает, пока Лукашенко не выполнит всю грязную работу по зачистке протестующих. После этого, на фоне полностью пророссийской верхушки служб госбезопасности и армии, уже никто и ничто не будет стоять на пути постепенного поглощения Беларуси. И естественно, этому никак не помешает Лукашенко, который все еще по инерции, но глубоко ошибочно воспринимается некоторыми европейскими политиками как гарант независимости Беларуси.

Павел Латушко