Все новости

"Глубокая озабоченность" ничего не меняет и никогда не меняла

Актуальные новости

en   by


Вы никогда не сможете быть достаточно озабочены, чтобы остановить войну против Украины. Чтобы прекратить массовые репрессии в Беларуси. Чтобы остановить диктатора


У нас в Беларуси есть такое выражение: «дна нет». Беларусы используют его, когда в нашей стране происходит что-то, что еще вчера было немыслимо. Когда очередные действия Лукашенко пробивают очередное дно и в очередной раз доказывают, что жестокости, безумию и цинизму его режима просто нет предела.

А теперь услышьте меня: в Беларуси нет дна. Нет ничего, на что Лукашенко не был бы готов и способен пойти, чтобы остаться у власти. И какой бы глубокой ни была ваша озабоченность, она никогда не найдет и не достигнет этого дна.

Если для того, чтобы остаться у власти, нужно убивать, пытать, насиловать и калечить беларусов, он будет продолжать это делать. Если для этого потребуется провести через аресты и тюрьмы более 60 000 человек — он не остановится на этом.

Если для того, чтобы удержаться у власти при поддержке Кремля, Лукашенко должен был впустить в Беларусь российские войска, фактически передать им контроль над территорией и инфраструктурой, чтобы они 24 февраля вторглись в Украину — он это сделал.

Если для этого Беларусь уже более 8 месяцев должна быть стартовой площадкой для российских ракет, взлетно-посадочной полосой для российских реактивных самолетов и беспилотников-камикадзе -- он не будет против.

Если для этого нужно ввести совместную российско-беларускую группировку войск, допустить российскую оккупацию или даже аннексию Беларуси — он это сделает. Собственно, он это делает прямо сейчас.

А если потребуется разместить в Беларуси российское ядерное оружие — он будет только рад этому. Ведь он мечтал об этом с самого первого дня своего правления.

Сегодня на территории Беларуси уже размещены ракетные комплексы двойного назначения «Искандер-М», идет модернизация самолетов СУ-25М, способных нести ядерное оружие.

А это значит, что Лукашенко становится угрозой не только для Украины, но и для всего региона. Фактически, он уже представляет собой военную угрозу, но эта угроза может стать ядерной.

Похоже ли это на повод для озабоченности? Завтра это будет просто новая реальность. Потому что в Беларуси нет дна, помните?

Вопрос в том, что вы собираетесь с этим делать?



Я знаю, есть мнение, что проблема с Лукашенко решится сама собой после того, как решится проблема с Путиным. И что Путин выглядит гораздо более серьезной проблемой, о которой стоит беспокоиться.

Хорошо, но все же вопрос не меняется — что вы собираетесь с этим делать?

Невозможно не видеть очевидного. Неспособность решить проблему с Лукашенко в 2020 году привела к тому, что в 2022 году Путин смог использовать его для оккупации Беларуси и вторжения в Украину. Без Лукашенко никакой войны могло бы и не быть.

Так действительно ли Лукашенко является вторичной проблемой, которую можно пока отложить в сторону? Или он является частью глобальной проблемы, которая возникла именно потому, что эта часть вызвала больше выражений беспокойства, чем реальных действий?

Не слишком ли я критичен? Давайте посмотрим. Санкции принимались поэтапно, с задержками, с исключениями, с лазейками. Дипломатические отношения с Лукашенко не были полностью разорваны. Против него и его подельников не было возбуждено уголовных дел, хотя механизм универсальной юрисдикции это позволял. Стоит ли продолжать?

Момент, когда нужно было действовать быстро и решительно, когда протесты еще не были подавлены, когда мощное внешнее давление на режим могло помочь давлению на него изнутри — этот момент был упущен.

Год спустя самых глубоких озабоченностей и обеспокоенностей по поводу массовых репрессий в Беларуси, Лукашенко почувствовал себя достаточно уверенно, чтобы совершить захват гражданского самолета. А следом за этим — устроить масштабный миграционный кризис на границе с Евросоюзом. Через два года — он стал военным агрессором вместе с Путиным.

И теперь история повторяется. Проблема с Лукашенко снова не решается и уходит на второй план.



Да, санкции против него наконец-то ужесточились. Санкции, в принципе, стали по-настоящему жесткими только с началом войны. Но режим Лукашенко в них скорее идет «вторым вагоном». И они по-прежнему не идентичны санкциям против России. Что касается вопроса о создании международного трибунала по преступлениям режима Лукашенко против человечности — этот вопрос пока повис в воздухе.

В то же время террор в Беларуси продолжается (он никогда и не прекращался), российские военные эшелоны прибывают, угрожая Украине новым вторжением с беларуского плацдарма, и угроза размещения в нашей стране ядерного оружия тоже не иллюзорна.

Хочется спросить: может быть на этот раз все же не стоит упускать подходящий момент? Может быть, пришло время ввести против режима Лукашенко те же санкции, что и против России — или даже более жесткие? Может быть, настал момент поставить диктатора перед личным ультиматумом, вместо глубокой озабоченности?

Может быть, настал тот самый момент, когда часть глобальной проблемы — режим Лукашенко — может стать ее решением? Может быть, пришло время усилить давление на Лукашенко — главного союзника России — настолько, чтобы он не выдержал его и был вынужден выйти из игры?

Может быть, лишив Путина его союзника и беларуского плацдарма, мы сможем помочь Украине победить гораздо быстрее?

Но для этого нужна реальная политическая воля, а не выражение озабоченности.



Я также знаю, что проблему с Лукашенко должны решать сами беларусы, а не кто-то другой. И что бытует мнение, что беларусы восстанут, если Лукашенко отдаст своей армии приказ вступить в войну против Украины.

Но каковы шансы на успех такого восстания у гражданского населения, если внешняя помощь ему снова не будет оказана вовремя? Не потому, что у беларусов нет воли. Не потому что беларусы вдруг изменились и большинство из них теперь стали поддерживать Лукашенко и выступать за войну против Украины. Нет, не стали.

А потому, что мы снова рискуем повторить ситуацию 2020 года, когда протестующим беларусам нужно было помочь не словами глубокой озабоченности, а мощным внешним давлением на Лукашенко — и когда этот момент был упущен. А ведь с тех пор в Беларуси прошло два года беспрецедентных по масштабам и жестокости репрессий, когда в тюрьмах оказались тысячи политзаключенных, уничтожены все гражданские организации и независимые СМИ. И это нельзя не учитывать.

Также не нужно питать иллюзий насчет беларуской армии. Скорее всего, она выполнит приказ Лукашенко и пересечет беларуско-украинскую границу. Да, скорее всего, будут попытки саботажа. И скорее всего, перейдя границу, часть беларуских солдат будет стараться сдаться в плен и не воевать. Но ставить только на это — большая ошибка.

Потому что мы имеем дело с тоталитарной системой. А режим в Беларуси, несомненно, превратился из авторитарного в тоталитарный. Это тоталитарная диктатура на службе у Российской Федерации, существующая уже двадцать восемь лет.

Возможно, мы, беларусы, сами не до конца понимали это 2 года назад — но выиграть эту битву мирными протестами и в одиночку даже тогда было маловероятно. А сейчас, два года спустя, я бы сказал, что внешнее давление на режим критически важно для того, чтобы у этой битвы был шанс.

И нет, я не хочу перекладывать ответственность с беларуского народа на внешние силы. Я не хочу снимать ответственность с себя, с Объединенного Переходного Кабинета Беларуси. Но я хочу напомнить о том, что проблема Лукашенко уже давно переросла границы Беларуси. И теперь это наша общая ответственность.

Нам нужны санкции, способные полностью парализовать систему Лукашенко. Санкции против всего его чиновничьего и силового аппарата — санкции по принципу принадлежности к госаппарату и силовым структурам. Нам нужны публично открытые уголовные дела против Лукашенко лично, против его пособников, против его силовиков.

Нам нужна эта внешняя сила. И она есть. И у нее есть все эти инструменты давления. Но похоже, у наших западных партнеров пока не хватает политической воли использовать в отношении режима Лукашенко свою силу по-настоящему, стратегии как не было, так и нет. Возможно, мои ожидания выглядят слишком завышенными. Но в то же время слишком заниженным выглядит желание наших международных партнеров использовать свои возможности по максимуму.

На глазах всего мира одна европейская страна вот-вот превратится в новую Северную Корею. А другая переживает настоящий геноцид и войну, какой Европа не видела со времен Второй мировой. И если это не мотивирует цивилизованный мир собрать волю в кулак — то что тогда вообще способно его мотивировать? Если весь цивилизованный мир не способен найти в себе волю и силы, чтобы поставить на место всего лишь одного зарвавшегося диктатора — то как этот мир собирается справиться с агрессивной империей, стоящей у него за спиной?

Лукашенко — это именно то слабое место глобальной проблемы, удалив которое мы можем ускорить крах имперских амбиций России. И именно тот пример, когда вместо профилактики, нужно хирургическое вмешательство.

Повторю: у цивилизованного мира есть все необходимые инструменты для этого. Осталось только использовать их. Чтобы помочь Беларуси. Чтобы помочь Украине.

Чтобы миру больше не пришлось «выражать озабоченность», «глубокую озабоченность» или «очень глубокую озабоченность» по поводу Лукашенко.

Обсудите эту новость в соц. сетях:
Facebook | Instagram | Telegram | Twitter