Все новости

Совет по правам человека ООН 1 апреля принял резолюцию о положении в области прав человека в Беларуси

Архив новостей

На сорок девятой сессии Совета по правам человека ООН (28 февраля — 1 апреля 2022 года) был представлен комплексный доклад о положении в области прав человека в Беларуси в преддверии президентских выборов 2020 года и после них. Доклад охватывал период с 1 мая 2020 года по 31 декабря 2021 года.

В докладе Верховный комиссар Организации Объединенных Наций по правам человека представил обзор ситуации в области прав человека в Беларуси, включая произвольные задержания, пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения, неспособность эффективно расследовать утверждения о таких нарушениях и несоблюдение надлежащей правовой процедуры и права на справедливое судебное разбирательство.
Доклад основан главным образом на информации, полученной в ходе 145 интервью с широким кругом жертв, свидетелей, адвокатов, представителей неправительственных организаций и других заинтересованных сторон, с которыми встречались лично или общались с ними дистанционно.
В ходе проведения экспертизы была проявлена должная осмотрительность в оценке достоверности и надежности всех источников, получено согласие у источников и приняты все необходимые меры для защиты конфиденциальности.

Совет по правам человека ООН принял резолюцию о положении в области прав человека в Беларуси. Совет настоятельно призывает беларуские власти в полной мере сотрудничать со Специальным докладчиком по вопросу о положении в области прав человека и сожалеет о том, что правительство Беларуси ответило отказом на запрос Верховного комиссара обеспечить доступ группе экспертов на территорию Беларуси.

Совет продлил на один год мандат Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека и поручил ему продолжить мониторинг и представление докладов о положении в области прав человека, провести всестороннее изучение всех предполагаемых нарушений прав человека, совершенных в Беларуси с 1 мая 2020 года в преддверии президентских выборов 2020 года и в период после них, включая возможные гендерные аспекты таких нарушений, установить факты и обстоятельства, связанные с предполагаемыми нарушениями, а также собрать, консолидировать, сохранить и проанализировать информацию и доказательства и, по возможности, выявить виновных с целью содействия привлечению к ответственности виновных и правосудию для жертв, например, посредством соответствующих судебных и иных процедур, включая уголовное преследование в судах и трибуналах, обладающих компетентной юрисдикцией. По итогам мониторинга подготовить промежуточный устный обновленный доклад Совету по правам человека на его пятьдесят первой сессии и всеобъемлющий письменный доклад на его пятьдесят второй сессии.

Результаты голосования:
За (22): Аргентина, Бенин, Бразилия, Финляндия, Франция, Гамбия, Германия, Гондурас, Япония, Литва, Люксембург, Малави, Маршалловы острова, Мексика, Черногория, Нидерланды, Парагвай, Польша, Республика Корея, Украина, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты.

Против (6): Боливия, Венесуэла, Китай, Куба, Российская Федерация и Эритрея.

Воздержались (19): Армения, Камерун, Кот-д'Ивуар, Габон, Индия, Индонезия, Казахстан, Катар, Ливия, Малайзия, Мавритания, Намибия, Непал, Пакистан, Сенегал, Сомали, Судан, Объединенные Арабские Эмираты и Узбекистан.


Краткое содержание доклада:


После решения действующего президента Александра Лукашенко баллотироваться на новый срок по всей стране прошли акции протеста, которые были жестоко разогнаны милицией, ситуация с правами человека в Беларуси заметно ухудшилась.

Предвыборный период характеризовался репрессиями в отношении активистов, правозащитников, неправительственных организаций и журналистов, ряд оппозиционных кандидатов были произвольно задержаны накануне выборов.
После выборов сотни тысяч людей вышли на митинги, чтобы выразить свое несогласие с широко оспариваемыми результатами.

Представляя собой крупнейшее антиправительственное движение в истории Беларуси, акции протеста — включая женские марши — прошли во всех шести областях и объединили людей из всех слоев общества, мужчин, женщин, детей, пенсионеров и студентов, часто выражавших свое сопротивление актами несения бело-красно-белых флагов и ношения белых лент. Правительство ответило массовыми и жестокими репрессиями.

Пытаясь остановить распространение протестов, силы безопасности перекрыли основные дороги, ведущие в Минск, а доступ в Интернет был заблокирован по всей стране в течение как минимум 61 часа.

К реагированию на протесты были привлечены различные силы государственной безопасности, включая сотрудников милиции, отряда милиции особого назначения (ОМОН), специального антитеррористического подразделения «Алмаз», главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК), внутренних войск, комитета государственной безопасности Беларуси (КГБ) и службы безопасности Президента. Люди без знаков отличия, в балаклавах, также принимали участие в насильственном разгоне протестов, создавая атмосферу страха и беззакония.

Силы безопасности не предприняли какие-либо попытки пообщаться с демонстрантами или сделать соответствующие предупреждения, прежде чем использовать водометы, стрелять резиновыми пулями или применять светошумовые гранаты для принудительного разгона толпы.

Сотрудники ОМОНа беспорядочно избивали дубинками протестующих и прохожих во время разгона. По словам нескольких очевидцев, в Минске и других городах силы безопасности останавливали машины, выталкивали из них людей, избивали их, а затем задерживали. Несколько человек были избиты до потери сознания. В ходе медицинских осмотров зафиксированы кровоподтеки, свидетельствующие об избиении дубинками. В большинстве случаев эти повреждения находились на задней стороне тела жертв, что указывает на то, что в момент нанесения ударов они не противостояли силам безопасности.

Зафиксирована широко распространенная практика применения светошумовых гранат против демонстрантов. В ряде задокументированных случаев силы безопасности бросали или запускали светошумовые гранаты прямо в людей, нанося им серьезные, опасные для жизни травмы.


Травмы, полученные в результате применения силы включали гематомы на туловище, ягодицах и задней поверхности ног, травмы головы (такие как ушиб мозга), сотрясение мозга, травматические раны, переломы и ожоги, перфорации барабанной перепонки в результате акустической травмы и травмы глаз. Более тяжелые травмы включали множественные повреждения органов, полученные от стальных пуль с резиновым покрытием, и повреждения внутренних органов, вызванные осколками осколочно-фугасных гранат и ожогами, полученными в результате взрывов.

Подтвердилась информация, касающаяся по меньшей мере трех смертей, предположительно ставших результатом неоправданного или непропорционального применения силы во время протестов. Среди них Александр Тарайковский (ранен в грудь, предположительно резиновой пулей, в Минске 10 августа); Александр Вихор (умер при задержании в Гомеле 12 августа); и Геннадий Шутов (предположительно ранен в голову сотрудником милиции в штатском в Бресте 11 августа и умер в больнице 19 августа). Власти отрицали ответственность за эти убийства, но не провели эффективного расследования.


Власти утверждают, что решение о разгоне протестов было принято в целях поддержания общественного порядка. Однако не установлены факты, указывающие на то, что протесты как таковые были насильственными или вызвали серьезные и продолжительные беспорядки такого рода, которые могли бы оправдать принудительный разгон. Скорее, непропорционально большая сила была направлена на общее подавление выражения несогласия, запугивание населения и ограждение действующего правительства от критики, что не является законными целями.

Хотя точное число людей, подвергшихся насилию со стороны государственных властей, определить невозможно, его можно обоснованно оценить в тысячах. Характер ответных действий сил безопасности также нарушил свободу слова и свободу мирных собраний сотен тысяч белорусов.

Есть достаточные основания полагать, что решение о применении силы против мирных демонстрантов было принято на высоком уровне в правительстве и осуществлялось с высокой степенью координации. 28 июля 2020 года президент поручил начальнику минского ОМОНа Дмитрию Балабе жестко обращаться с протестующими. 6 августа министр внутренних дел Юрий Караев встретился с начальниками областных управлений милиции и, ссылаясь на приказы главнокомандующего и угрожая последствиями в случае их невыполнения, поручил им не допускать собрания людей и задерживать их. Руководство ГУБОПиК назначило сотрудников в «штурмовые группы», совместно с военными, для подавления протестов. 11 августа заместитель начальника Минской областной милиции приказал применять физическую силу и спецсредства, а также избивать и задерживать всех, кто «разговаривает по телефону» или стоит группой из пяти человек «на автобусной остановке».


Установлено, что в период с мая 2020 года по май 2021 года по меньшей мере 37 000 человек были произвольно арестованы и задержаны; только с 9 по 14 августа было арестовано около 13 500 человек (11 800 мужчин, 1000 женщин и 700 детей). За эти шесть дней аресты были произведены более чем в 100 городах, поселках и деревнях по всей Беларуси, 4 616 — только в Минске. На остальной территории страны: более 860 арестов было произведено в Бресте, более 850 — в Гродно, около 800 — в Витебске, около 700 — в Могилеве и около 650 — в Гомеле.

Массовое число арестов и случаев задержания в ответ на мирные протесты достигло беспрецедентных для Беларуси масштабов.
Жертвы рассказали, что в течение этого времени их регулярно жестоко избивали и подвергали пыткам и другим формам жестокого обращения. Им не давали читать полицейские протоколы. Тех, кто требовал их прочесть или отказывался подписать, избивали или угрожали, в том числе изнасилованием.

Задержанных в период с 9 по 14 августа подвергали длительным и неоднократным избиениям дубинками во время перевозки в автомобилях сил безопасности (автозак), в полицейских участках и местах содержания под стражей; заставляли бежать из автомобилей в здания мимо шеренги сотрудников сил безопасности, которые избивали их дубинками, когда они проходили мимо («коридоры»); и заставляли часами находиться в стрессовых позах во дворах и коридорах полицейских участков и мест содержания под стражей, например, стоять лицом к стене, стоять на коленях и локтях или часами лежать со связанными за спиной руками на земле лицом вниз.


Мольбы о медицинской помощи, воде, еде и доступе в туалет в основном игнорировались, а задержанных часто избивали, чтобы отучить их жаловаться. Лица, уже получившие видимые травмы, по-прежнему подвергались избиениям или даже электрошоковыми устройствами, часто по поврежденным и опухшим частям тела, что причиняло особенно мучительную боль.

Степень и тяжесть жестокого обращения часто определялись сотрудниками правоохранительных органов на основании внешнего вида людей или цветовых меток и символов, нанесенных на их тела сотрудниками сил безопасности во время ареста. Задержанных также подвергали пыткам или издевательствам, чтобы заставить их разблокировать свои мобильные телефоны или сообщить пароли или другую информацию.

Установлено, что мужчины подвергались изнасилованиям и что в отношении мужчин и женщин в местах лишения свободы применялись другие формы сексуального и гендерного насилия. Задержанные мужчины рассказывали об анальном проникновении дубинками, которое приравнивалось к изнасилованию, а также о том, что их хватали за гениталии или выкручивали их. Травмы, зафиксированные медиками, подтверждают рассказы о таких проникновениях. Медицинские записи, также свидетельствуют о травматических повреждениях мужских половых органов, включая повреждения, многочисленные ссадины и ушибы.

Задержанные содержались в бесчеловечных условиях, несмотря на меры предосторожности от COVID-19, их перевозили в переполненных и непроветриваемых автомобилях охраны, бросали друг на друга или запирали вместе в металлических отсеках (стаканах), рассчитанных на одного задержанного. Задержанные в Окрестино и Жодино заявили, что от 30 до 50 человек были помещены в камеры, рассчитанные на семь-восемь человек, без надлежащей вентиляции и санитарии, им давали одну бутылку воды, чтобы разделить ее на всех. Кроме того, им длительное время отказывали в пище, и они не могли спать или лежать из-за отсутствия кроватей или места. Им приходилось слушать крики тех, кого избивали в соседних камерах или коридорах.


Имеются достаточные основания полагать, что действия, совершенные при задержании белорусскими силами безопасности в период с 9 по 14 августа 2020 года в Минске и других городах, квалифицируются как пытки или жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение.

Международное право устанавливает юридическую обязанность государств расследовать, преследовать и наказывать за акты пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и предоставлять жертвам эффективные средства правовой защиты и возмещения. Но не известно о каких-либо уголовных обвинениях, предъявленных или вынесенных приговорах за акты насилия со стороны сил безопасности в отношении протестующих или лиц, находящихся под стражей.

Все жалобы были отклонены. Многие жертвы боялись подавать жалобы, а некоторые из них, которые все же подали их, заявили, что впоследствии подверглись репрессиям. В ряде случаев, после подачи жалоб, против заявителей были выдвинуты уголовные и административные обвинения за участие в акциях протеста. Другие заявили, что после освобождения их отговаривали подавать жалобу.

26 августа 2021 года Следственный комитет объявил, что завершил рассмотрение около 5 000 жалоб на жестокое обращение, полученных летом/осенью 2020 года, и все они были отклонены как «неподтвержденные», а заявления о превышении должностных полномочий, пытках и сексуальном насилии также не подтвердились. Комитет также назвал заявителей «пьяницами», «лжецами» и людьми с криминальным прошлым, которые думали, что, подав жалобу, они смогут избежать уголовного преследования.

В рамках дальнейших усилий по запугиванию и подавлению политической оппозиции и инакомыслия десятки тысяч людей были обвинены по статье 23.34 и другим административным правонарушениям, а сотни — в уголовных преступлениях.

С 9 по 14 августа «конвейерные» суммарные административные процессы проходили в местах лишения свободы в рамках закрытых слушаний, которые не имели основных процессуальных гарантий и — по словам обвиняемых — часто длились всего несколько минут. За редким исключением судьи игнорировали подсудимых, несмотря на видимые повреждения, когда те пытались заявить, что подвергались пыткам или жестокому обращению.


В ходе проверки отмечены многочисленные нарушения прав на надлежащую правовую процедуру и справедливое судебное разбирательство как в административных, так и в уголовных делах. Доступ адвокатов к своим клиентам был затруднен, обвиняемые не имели возможности конфиденциально поговорить со своими адвокатами, а адвокатам было отказано в адекватном доступе к материалам дела или достаточном времени для консультаций и подготовки защиты. Свидетели обвинения часто давали показания анонимно через Skype.

По уголовным делам, в частности, по делам высокопоставленных диссидентов, слушания были закрытыми, а адвокатов защиты заставляли подписывать соглашения о неразглашении. Адвокаты, которые защищали такие дела или рассказывали о нарушениях прав человека и отсутствии верховенства закона или передавали дела в правозащитные механизмы ООН, лишались свободы, подвергались преследованиям и запугиваниям, им грозило лишение лицензии и дисциплинарные санкции. С момента выборов и по состоянию на ноябрь 2021 года 36 адвокатов были лишены лицензий либо путем лишения лицензии, либо путем потери сертификата, в соответствии с процедурами, которым способствовали отсутствие независимости Ассоциации адвокатов и широкий контроль Министерства юстиции над юридической профессией. Поправки к Закону об адвокатуре и адвокатах, вступившие в силу в ноябре 2021 года, еще больше расширили полномочия Министерства в этой сфере. Запугивание и наказание независимых адвокатов оказывает серьезное охлаждающее воздействие на юридическую профессию и фактически лишает жертв нарушений прав человека права на справедливое разбирательство и доступ к правосудию.

К маю 2021 года власти обрушились с репрессиями на оставшиеся независимые СМИ. 18 мая сайт Tut. by, популярного новостного интернет-портала, был заблокирован, против медиакомпании было возбуждено уголовное дело о налоговом мошенничестве, а 15 журналистов были задержаны. 13 августа его сайты, социальные сети и логотипы были объявлены «экстремистскими материалами». 8 июля власти заблокировали три новостных сайта, включая «Нашу Ниву», одно из старейших СМИ в Беларуси, провели более 20 обысков и арестовали 11 журналистов.


В ноябре информационное агентство БелаПАН и Белсат ТВ были объявлены «экстремистскими» организациями, как и Радио Свободная Европа/Радио Свобода в декабре. К концу 2021 года 170 Telegram-каналов и 13 СМИ также были признаны «экстремистскими», в офисах и домах журналистов было проведено 146 обысков, 32 журналиста были задержаны. В октябре ГУБОПиК предупредил, что подписка на такой канал влечет за собой уголовную ответственность за участие в «экстремистском формировании».

К маю 2021 года в Беларуси в связи с выборами было арестовано и задержано около 37 000 человек, в том числе около 13 500 в период с 9 по 14 августа 2020 года. Эти аресты и задержания, сопровождавшиеся незаконным применением силы, причинившим серьезные телесные повреждения и вред здоровью, и сопровождавшиеся пытками и жестоким обращением, включая изнасилование, носили массовый характер и имели целью оказать давление на население, подавить инакомыслие и публичные проявления оппозиции действующему президенту.

14 июля 2021 года было проведено 50 обысков в офисах и домах правозащитников, 20 человек были задержаны. К октябрю 2021 года было закрыто около 270 неправительственных организаций, в том числе Белорусский Хельсинкский комитет, старейшая правозащитная организация в Беларуси. Это результат, как представляется, согласованных усилий по ликвидации любой заслуживающей доверия независимой правозащитной деятельности по борьбе с нарушениями и безнаказанностью в Беларуси.

К концу 2021 года 969 человек (858 мужчин и 111 женщин) находились в тюрьме по политически мотивированным обвинениям. Из числа осужденных несколько человек получили тюремные сроки 10 лет и более: например, Мария Колесникова была приговорена к 11 годам, а лидеры оппозиции Сергей Тихановский, Николай Статкевич и Игорь Лосик были приговорены к 18, 14 и 15 годам соответственно.

После выборов по меньшей мере около 100 000 человек искали безопасности за рубежом, в основном в других европейских странах. Во многих случаях опрошенные выражали опасения, что оставшиеся дома члены их семей подвергаются преследованиям или запугиванию со стороны властей.

24 сентября 2021 года Верховный комиссар отметил, что реакция правительства на спорные выборы в Беларуси имела главной целью подавление критики и несогласия с политикой правительства, а не охрану общественного порядка. Этот вывод был подтвержден проведенной экспертизой, которая также указала на активную политику по недопущению установления истины, справедливости и ответственности за совершенные нарушения.

Учитывая масштаб и характер нарушений, выявленных в докладе, их широко распространенный и систематический характер, а также доказательства официальной политики, осведомленности и руководства в отношении их коллективного исполнения многочисленными государственными органами, в частности в отношении массовых произвольных задержаний, имеется достаточно признаков, чтобы потребовать дальнейшей оценки имеющихся доказательств с точки зрения применимого международного уголовного права.


Совет по правам человека подчеркнул необходимость привлечения к ответственности за нарушения прав человека в Беларуси и просил Верховного комиссара содействовать привлечению к ответственности виновных и правосудию для жертв.

По меньшей мере в четырех компетентных юрисдикциях за пределами Беларуси были начаты уголовные расследования в связи с нарушениями прав человека и потенциальными международными преступлениями, совершенными в Беларуси. В этой связи крайне важно продолжать усилия по сбору, документированию и сохранению доказательств нарушений с целью содействия будущим процессам привлечения к ответственности.

Обсудите эту новость в соц. сетях:
Facebook | Instagram | Telegram | Twitter